Дмитрий Жвания: «И кошек нужно уважать»

«Вторично одичавшая кошка» — людям должно быть стыдно за то, что такое определение существует. Ведь чтобы позволить кошке вторично одичать, её нужно было вначале приручить, а потом — выбросить из дома. Не хочется повторять затёртый до дыр принцип Антуана де Сент-Экзюпери — «Мы в ответе за тех, кого приручили». Но что поделать, если лучше не выразиться?!

Кошки в нашем обществе вниманием не обделены. Их любят. Их даже превозносят. Люди ассоциируют с ними себя и тех, к кому они испытывают нежные чувства. Вспомним все эти милые обращения к возлюбленным: «Мой котёнок», «Котик» и прочее. Сетевые сообщества котолюбов насчитывают сотни тысяч подписчиков. А смайлики? Каждый второй в виде кота! И тем не менее «вторично одичавших кошек» очень много. В Петербурге их можно обнаружить в подвале чуть ли не каждого дома…

Кошка — животное социальное. Она умеет находить общий язык как с себе подобными, так и с человеком. Но хорошо, что кошка не имеет социального опыта или, точнее, она не обладает способностью сравнивать своё положение с положением другой кошки. Имей кошки такой навык, грянул бы кошачий бунт. И направлен он был бы против человечества, которое мало того, что никак не сподобится справедливо организовать своё собственное сообщество, так ещё и жизнь животных отравляет. В том числе — кошек. Почему одни коты и кошки имеют всё — мягкий пуфик, корм, игрушки, а другие ютятся в грязных подвалах и питаются чем Бог послал или сердобольные граждане? Одних котов покупают за немалые деньги, а другие даром никому не нужны.

Новый смысл, sensusnovus, Дмитрий Жвания, Котоспас, Нуар
Спасенный с улицы котик Дмитрия Жвании по имени Нуар,
готовится к уличной манифестации:)

Недавно я наткнулся на новость о росте числа продаж на кошачьем рынке России. Казалось бы — очередное свидетельство любви российских граждан к кошкам. Однако на нашем кошачьем рынке продаются породистые коты: всякие британцы, шотландцы, мейн-куны и так далее. Люди, приобретая породистого кота, пытаются реализовать свои социальные амбиции, если не комплексы. Обычные же коты-дворняги спросом на рынке не пользуются. Они — вообще вне рынка. И хорошо, если их приютят «добрые руки».

Сейчас много разговоров о необходимости оставлять для бездомных кошек открытым доступ в подвал. Правильная постановка вопроса. Но не полная. Важно ещё, в каком подвале будет обитать кошка.

Я живу в типичном петербургском «спальнике». Прошлым летом технический этаж (помещение с трубами, которое находится на уровне земли) соседней девятиэтажной «точки» облюбовала целая кошачья колония: взрослые кошки и котята. В это помещение ведёт целая пробоина — такая, что пролезет ребёнок. Сердобольные люди (и я в том числе) стали подкармливать этот «прайд». Правда, некоторые проявления сердоболия заставили задуматься о душевном здоровье тех, кто его проявляет. Когда я обнаружил, что кошкам предлагают подкрепиться кашей, перемешанной с кусками сосисок, я не сильно удивлялся, понимая, что это делают пожилые люди, воспитанные в Советском Союзе, в котором специальных кошачьих кормов не производили. Но чья-то инициатива кормить кошек макаронами быстрого приготовления меня просто поразила. Ёмкости, в которые накладывали пищу для кошек, падали внутрь технического помещения, где в итоге образовалась целая свалка, причём пожароопасная, поскольку картонок накидали тоже предостаточно. Дворники навели порядок, но котята после этого исчезли.

Бабушки (а кто ещё?) продолжали приносить сюда каши с сосисками и макароны быстрого приготовления, но эта пища так и оставалась нетронутой. Я, освещая это техническое подполье фонариком, обратил внимание, что в углу лежит трёхцветная кошка. В другой раз я обнаружил её в той же позе, и в третий раз… В итоге я попросил дворника открыть техническое помещение. Войдя в него, я сразу понял, что эта кошка погибла… Потравили дворники? Не знаю. Может, они травили крыс, а пострадала трёхцветка. Вскоре на трубах появились три кошки из разбежавшегося (или отравленного) «прайда», одна — совсем маленькая, она сумела даже победить ринотрахеит, но большинство котят исчезли бесследно… Хочу предупредить возможный вопрос. Я не мог забрать их себе домой: у меня уже есть кот, обычный чёрно-белый дворняга, а уличного котёнка, прежде чем свести с домашним котом, нужно не только обследовать, пролечить, но продержать потом в карантине недели две. У меня такой возможности нет…

В общем, я это всё рассказал для того, чтобы подкрепить свою мысль: оставить кошкам проход в подвалы, за что борются зоозащитники — это хорошо, но это лишь полдела. Важно ещё обустроить эти подвалы так, чтобы кошки могли в них жить более-менее комфортно. А ещё важно помогать кошкам так, чтобы от этого не страдали человеческие жители дома. Надо признать: порой сердобольные пожилые гражданки приносят кошкам больше вреда, чем пользы. Те бабули, которые предлагали кошкам подкрепляться кормёжкой, достойной социальной столовой, в итоге развели тараканов, так как кошки к таким подношениям не притрагивались, и эти тараканы наверняка полезли в соседние квартиры. Жильцов вряд ли обрадовал такой эффект от чьей-то помощи бездомным животным.

Примечание редакции: «Посмотрите это видео, тоже, кстати, из Санкт-Петербурга. Опытный опекун уличных кошек показывает, как из подручных материалов сделать миску для уличных котиков многоразового использования, которая не будет падать внутрь подвала и соответственно не будет захламлять помещение».

К кошачьей проблеме надо подходить на государственном уровне. Нужна специальная зоополиция для охраны интересов животных, точнее — государственная служба спасения, которая будет на регулярной основе обходить подвалы, чердаки и т.д. с целью выявления бездомных животных и обслуживания их (кормежка, лечение, стерилизация), а также искать для них «добрые руки». Желающих работать в такой полиции (службе спасения) найдётся с избытком, а для бюджета это совсем не великие траты. И эта зоополиция, конечно, должна иметь телефоны горячей линии и взаимодействовать с волонтёрами.

А ещё животных, в том числе кошек, нужно чипировать, отдавая на пристройство людям. Ещё раз повторю с чего начал: «вторично одичавшая кошка» — это либо брошенная кошка (может быть, потерявшаяся) или её потомок. И с помощью чипов можно будет узнать координаты её хозяина. Если кошка потерялась, человек вновь обретёт своего друга. А если выяснится, что он выбросил животное за порог, то будет отвечать по всей строгости закона о защите прав животных, который нужно уже, наконец, принять! Если мы признаём (пока не де-юре, но де-факто), что кошки — часть нашей городской экологической системы, то и относиться к этим чудесным животным мы должны с уважением. Как к равным себе.

Поделитесь статьей с друзьями, мяу!